Искусственный интеллект и будущее маневренной войны

На сайте лондонского Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies — IISS) Franz-Stefan Gady в статье «What does AI mean for the future of manoeuvre warfare?» («Что значит искусственный интеллект для будущего маневренной войны?»), пишет, что искусственный интеллект (ИИ) является продуктом возможностей компьютера по выполнению функцией человека, но на скоростях, недоступных ему. Эти технологии уже применялись в боевых операциях. Например, программное обеспечение по обработке данных разведки, основанное на обучающихся алгоритмах, разработанное министерством обороны США в рамках проекта «Project Maven», применялось на Ближнем Востоке в ходе операций по борьбе с терроризмом. Современные ракетные системы ПВО и ПРО большой дальности, включая систему AEGIS, также используют примитивные алгоритмы компьютерного обучения для борьбы с баллистическими и крылатыми ракетами.

Искусственный интеллект и будущее маневренной войны

© DARPA

Технологии ИИ, построенные на данных алгоритмах, которые ускоряют так называемую «цепочку уничтожения» за счет подсоединения различных сенсоров и средств поражения в интернете вещей или системы системной архитектуры, могут иметь глубокий эффект на ведение неядерных военных действий. По итогам военных игр, проведенных американской армией в 2019 году, было признано, что пехотный взвод, усиленный ИИ, может увеличить свои наступательные возможности в 10 раз, тем самым сместив баланс «оборона-наступление» в пользу атакующего. Но это не только значит, что армия с ИИ могут превзойти неприятеля, у которого эти возможности меньше или отсутствуют, но и то, что ИИ позволяет снизить наряд живой силы и техники при проведении боевых операций.

ИИ имеет множество военных применений во время военного наступления. Системы разведки, наблюдения и разведки (ISR), автоматические системы управления, которые обеспечивают командирам повышенную ситуационную осведомленность, могут способствовать быстрой идентификации «центра тяжести» противника на поле боя и позволяют войскам оперативно координировать совместные атаки. Например, в гипотетическом сценарии будущей войны с Китаем или Россией американские командиры, поддержанные средствами ИИ, могут быстро вывести из игры китайские или российские системы блокирования доступа (Аnti-Аccess Аrea Denial — A2 / AD), такие как РЛС дальнего обнаружения и высокоточные платформы, совместно с гиперзвуковыми ракетами, кибератаками или силами специальных операций.

После «взрыва» такого «пузыря» A2 / AD ВВС, ВМС и сухопутные войска США, поддерживаемые космическим и кибероружием, смогут быстро захватить, разрушить или уничтожить центр тяжести противника. По сути, ИИ могла быть использована вооруженными силами США для ведения маневренной войны XXI века или маневренной войны во всех сферах («многодоменной» — All-Domain Maneuver Warfare), говоря языком министерства обороны США.

Эта боевая философия описывается Корпусом морской пехоты США как «состояние ума, стремящееся разрушить врага морально и физически, парализуя и сбивая его с толку, избегая его силы, быстро и агрессивно пользуясь его уязвимостями, и нанося ему удары таким образом, чтобы причинять ему максимальный ущерб». Оно нашло свое наиболее лаконичное выражение в ХХ веке в кампаниях германского вермахта в 1939—1941 годах и в возглавляемой США в 1991 году кампании в Персидском заливе.

Быстрые, но менее решающие результаты?

Маневренная война в XXI веке будет зависеть от принятия быстрых и лучших решений, по сравнению с противником, что, в свою очередь, будет зависеть от «информационного превосходства» и доминирования в киберпространстве. Однако существует ряд препятствий, которые необходимо преодолеть, чтобы это стало реальностью, по крайней мере, в ближайшей перспективе.

Во-первых, структура военных формирований США продолжает отражать взгляды на ведение войны на истощение, а не на войну маневром. Это отражено в нынешней военной доктрине США и в структуре вооружений, сконцентрированной вокруг отдельных многоцелевых платформ. Развитие доктринальных установок в вооруженных силах США движется к более распределенной структуре сил, которая в теории должна быть способна вести маневренную войну с использованием ИИ. Тем не менее, это все еще находится на экспериментальной стадии, с внедрением новых оперативных доктрин, таких как концепция совместного ведения боевых действий во всех областях (Joint Warfighting Concept for All-Domain Operations) министерства обороны США, операционная структура армии США по многоуровневому боевому формату (Multi-Domain Battle operational framework), распределенные морские операции (Distributed Maritime Operations) ВМС США и Инициатива по управлению и контролю в различных областях (Multi-Domain Command and Control initiative) от ВВС США. Все это будет подкреплено технологиями с использованием ИИ, но до реализации пройдет еще много лет.

Во-вторых, интегрированные межвидовые с разведывательные системы, боевые информационно-управляющие системы с использованием ИИ могут быть недостижимы в ближайшем будущем с технологической точки зрения. Например, программа «Наступательная тактика роя» (OFFensive Swarm-Enabled Tactics — OFFSET) Агентства перспективных исследовательских проектов в области обороны (DARPA) предусматривает рой из 250 взаимодействующих автономных воздушных и наземных систем для наступательных операций в городских условиях. Успешное развертывание такого роя будет зависеть от единой оперативной картины (Common operational picture — СОР) с ИИ, способной показать военные операции во всех областях. Однако такая возможности такой системы многоуровневого командования и управления (Multi-Domain Command & Control — MDC2) еще не получили статус формальной программы в министерстве обороны США.

Более того, даже после успешного развертывания, рои с ИИ могут фактически подорвать возможности СОР и MDC2 по ведению маневренной войны. Согласно отчету Ливерморской национальной лаборатории имени Лоуренса, ядро любой сетевой системы вооружения, поддерживаемой ИИ, представляет собой специализированное «программно-аппаратное ядро», предназначенное для данной цели. Но не существует организационной матрицы для использования множества систем на базе ИИ, работающих независимо и на нескольких уровнях. Как объясняется в отчете, «системы вооружения, платформы и операционные системы, поддерживаемые ИИ, опираются на специально разработанное программное и аппаратное обеспечение, специально разработанное для конкретной системы и задачи. В настоящее время не существует единого механизма для интеграции множества систем на базе искусственного интеллекта, работающих на нескольких платформах». Или, как метко выразился другой аналитик, «туман войны» мог бы быть заменен" туманом систем".

В-третьих, опора на ИИ откроет новый фронт из киберпространства. Если нынешние тенденции сохранятся, системы вооружений и возможности разведки будут оставаться чрезвычайно уязвимыми для кибератак. Проведенное в 2017 году исследование Совета по оборонной науке (Defense Science Board) Пентагона показало, что основные системы вооружения США, включая неядерные стратегические вооружения, являются уязвимыми для кибератак. В отчете отражена тревожная картина последствий хорошо исполненной атаки из киберпространства, в которой говорится, что боевые снаряды могут быть дезактивированы или перенацелены на источники энергии, производственные цепочки будут остановлены или неправильным образом руководимы, боевые командиры будут парализованы в своих действиях за счет подозрительных отчетов и опасений по поводу эффективности их приказов.

Следовательно, без сильной киберзащиты, присущей любой системе с ИИ, маневренная война, скорее всего, не приведет к ожидаемому успеху на поле боя.

Наконец, также вполне вероятно, что технологии с поддержкой ИИ не только увеличат диинамику операций, в частности, за счет ускорения «цепи уничтожения», но одновременно увеличат выживаемость войск как в наступательных, так и в оборонительных операциях. Преимущества технологий с поддержкой искусственного интеллекта могут быть равномерно распределены между атакующим и его противником, тем самым элиминируя друг друга.

ИИ может увеличить динамику ведения военных действий, но это также может привести к менее решительным результатам. И вместо того, чтобы вести к новой форме маневренной войны, он может вызвать более технологически сложную версию войны на истощение. Следовательно, военные планировщики, которые рассматривают многоуровневую («многодоменную») маневренную войну XXI века как модификацию войны в Персидском заливе 1991 года, только подкрепленную ИИ, могут быть разочарованы.

Видео © DARPA :

Права на данный материал принадлежат bmpd.livejournal.com
Материал размещён правообладателем в открытом доступе

Источник: vpk.name