Кому выгодно убийство экономики

Кому выгодно убийство экономики

Источник изображения: vpk-news.ru

Аннушка пролила китайское масло

Пандемия формально бьет по экономикам всех стран. Но когда вся эта суматоха закончится, выяснится – кого-то коронавирус пустил по миру, а кого-то обогатил. На вопросы об экономической подоплеке нынешнего кризиса «Военно-промышленному курьеру» отвечает Николай Стариков, историк, экономист, лидер общественного движения «Патриоты Великого Отечества».

– Более 10 лет назад вы выпустили книгу «Кризис: как это делается», где подробно расписали механизм и цели создания финансового кризиса 2008 года. Сейчас новый мировой кризис в разгаре. За десять лет технологии изменились?

– Способы создания кризисной ситуации несколько изменились, а цели ее остались прежними – это резкое обрушение стоимости основных активов с последующей их скупкой за бесценок. Я имею в виду не квартиру или машину, а целые отрасли промышленности, а может, и целые государства. Это желание поставить в сложное положение определенные страны с последующей сменой в них режимов и подчинения их своей воле. И еще одна цель создания кризисов – периодическое сжигание «денежных пузырей», которые надуваются на фондовых рынках.

– Если кризисы затевают, значит, это кому-нибудь нужно…

– В чем смысл создания кризиса? Сегодня некая компания стоит определенных денег, и вдруг нам говорят – кризис. И та же самая компания, с теми же станками, с той же производительностью, с теми же товарными запасами вдруг начинает стоить на треть меньше. Потом нам говорят, что кризис усилился, и эта компания стоит уже еще меньше, притом что в самой компании ничего не изменилось. А что изменилось? Информационное обеспечение вокруг мировой экономики. Основной кризис происходит в информационной сфере, и именно это позволяет добиваться его организаторам нужных результатов. То же самое мы видим и сейчас. Не будем рассуждать, искусственный или естественный процесс лежал в основании появления вируса COVID-19, но факт, что информационная истерия вокруг коронавируса позволяет достигать точно тех же целей, которые в 2008 году обеспечивались рассказами про бедного безработного чернокожего американца, который не выплатил ипотеку и тем самым обрушил всю финансовую систему США. А что накануне была изменена форма отчетности американских финансовых институтов и это стало спусковым крючком того кризиса, об этом нам не говорят. В 2009 году это изменение отчетности было отыграно назад – и все сразу наладилось.

“ Одна из задач кризиса – вернуть мир в ту ситуацию, когда потреблять будут одни, а работать другие ”

– Китай регулярно становится родиной той или иной эпидемии, почему нынешняя внезапно превратилась в мировой кризис?

– Да, это не первая эпидемия странных заболеваний, в последнее время возникающих в Китае. Но если бы не рассказы, что там все очень серьезно, откуда бы мы знали, что нам нельзя лететь в какое-то государство? Что обязательно нужно носить маску, которая нас ни от чего не защищает, что больше не нужно ходить в рестораны и так далее? Не будь шумихи, миллиарды людей ничего бы не заметили. Ну кашель, температура, у кого-то воспаление легких, кто-то умер. Но все бы эти смерти не вышли за пределы обычной статистики, какого-то всплеска смертности в мировом масштабе никто бы не заметил. А вот массированное информационное обеспечение приводит к тому, что теперь ни одно государство не может жить по-прежнему. Попробуйте игнорировать истерию, раздуваемую мировыми СМИ, и я не исключу даже применения биологического оружия, которое поставит крест на карьере любого политика...

– Игнорирует пока только один глава государства – президент Белоруссии…

– И у меня в последнее время возникают серьезные опасения за эпидемиологическую обстановку в Белоруссии. Когда один, пусть несгибаемый и очень уважаемый большим количеством своих сограждан человек идет поперек мировой элиты, сознательно организовавшей этот мировой – подчеркиваю – экономический кризис, меры могут быть приняты самые разные как против него, так и против целого государства. Создается ситуация, когда любой политик, который дорожит кто своей страной, а кто и своей карьерой и не хочет рисковать, обязан включиться в общую гонку. Это как у Булгакова: «Аннушка уже пролила масло». Информационное обеспечение вируса вне зависимости от того, искусственный он или настоящий, и есть то самое масло. Дальше события идут уже самоорганизующимся потоком, и какой-нибудь несчастный Берлиоз мировой экономики обязательно на нем поскользнется. Последствия очевидны: прекратятся полеты авиакомпаний, будет уничтожен туризм, сидящие по домам люди перестанут покупать что-либо, кроме еды, и это будет паралич мировой экономики, построенной на безудержном потреблении и постоянном круговороте денег. Это как человек, у которого не работает система кровообращения: если не подключить искусственные аппараты, которые будут гонять кровь по организму, он умрет. И сегодня мы находимся в ситуации, когда некоторые государства, обладающие возможностями создавать деньги из воздуха, подключают к своей экономике подобные аппараты. США впрыскивают два триллиона, Евросоюз – 900 миллиардов, тогда как другие страны, в том числе и Россия, такими возможностями не обладают.

– С обрушившимися ценами на нефть происходит подобная же война на истощение?

– У любого искусственно организованного кризиса есть масса побочных «положительных» эффектов, которые являются смыслом его запуска. Например, кризис 1929 года привел к тому, что стоимость активов США упала до нуля, акции распродавались за бесценок. Но ведь кто-то их купил и получил контроль над промышленностью. То же самое с нефтью, снижение ее цены – один из способов давления на добывающие углеводороды страны. Понятно, что из-за эпидемии коронавируса спрос на нефть во всем мире снизится и цены пойдут вниз. Но если все люди останутся сидеть дома, то уменьшится спрос на авиакеросин, на автомобильный бензин и у вас появится еще несколько информационных аргументов, почему цена нефти должна еще больше снизиться. При этом я бы предложил обращать больше внимания на цену золота – основного символа богатства человечества. Как ни странно, в сегодняшней ситуации цена золота упала. Логику я вижу такую: скупка основных активов является главной целью кризиса, ради чего он и организовывался. Продавшие обесценивающиеся акции инвесторы в панике, им нужно во что-то вложить деньги, а тут еще и золото дешевеет. Потому внушается им мысль: покупайте казначейские облигации США! А чуть погодя подешевевшее золото будет скуплено теми же организаторами кризиса.

– Можно ли ожидать каких-то положительных изменений в мироустройстве, которые произойдут в результате кризиса?

– Мне не кажется, что изменения после кризиса окажутся положительными, если люди, его организующие, те же самые, кто организовал современную финансово ориентированную мировую экономику. Они ее просто немного откорректируют, но смысл корректировки нам не понравится. От идеи, что потребителями должны быть все жители планеты, они окончательно отказываются. После включения в гонку потребления Китая этих самых потребителей стало слишком много, потому некоторые государства должны вернуться туда, откуда они благодаря определенным экономическим действиям только что выбрались. Одна из задач кризиса – вернуть мир в ту ситуацию, когда потреблять будут одни, а работать другие. И при этом забрать у людей их права, о которых им говорили так долго и настойчиво.

– Если шумиха в СМИ искусственная и ситуация в мире рукотворная, как мы узнаем, что кризис подходит к концу? Что для этого должно произойти?

– Об окончании кризиса (то есть что его организаторы достигли своих целей) нам всем расскажут по телевизору. Миллиарды людей, сидя по домам, убивают современную экономику – они ничего не производят, ничего не зарабатывают, а значит, почти ничего и не покупают. Вопрос: сколько львиная доля человечества в состоянии не работать? Неделю, две, ну месяц, не больше – потому карантин не может длиться вечно, сколько бы ни было больных. А значит, через несколько недель будет объявлено, что все наладилось, ситуация взята под контроль в мировом масштабе и можно потихонечку возвращаться к прежней жизни. И тогда мы увидим, насколько новая жизнь будет отличаться от той, которая была до начала эпидемии.

– Не говоря обо всем мире, какие изменения ждут Россию?

– Уверен, что будет очень сложно. Правительство Мишустина пытается всеми силами предотвратить угрозу банкротства, которая нависла над большим числом экономических субъектов страны. И сколько бы я ни спрашивал у уважаемых бизнесменов и экономистов, знают ли они рецепт нормализации экономики, толком не ответил никто. Потому задача перед правительством действительно стоит крайне сложная. Как говорил американский публицист Дейл Карнеги, если судьба преподносит тебе лимон – сделай из него лимонад. И вот этот лимонад российская власть уже начинает из кризисного лимона выжимать. Взять, к примеру, 15-процентный налог на вывоз капитала – это никакого отношения к борьбе с эпидемией не имеет, но это политическое решение, принятое в удобный для этого момент. Как и еще более политическое решение, что если кто-то из международных субъектов будет подобный подход оспаривать, Россия выйдет из международных соглашений. И еще маленький штрих – 1 апреля Госдума приняла закон о переносе дня окончания Второй мировой войны со 2 на 3 сентября. Кто-то скажет, что депутаты занимаются ерундой, но я поясню: Россия вернулась к той трактовке Второй мировой, которая была в момент ее окончания, то есть к сталинской. При Сталине именно 3 сентября было Днем победы над Японией, а в более поздние времена этот день незаметно перекочевал на 2 сентября, «как у всех». Это как если бы кто-то перенес День Победы с 9 на 8 мая, а сейчас бы его вновь вернули на 9-е. Это важнейший сигнал, который мы должны правильно прочитать.

– Значит, что-то должно измениться и во внешней политике России, которая до сих пор никак не определится – она самодостаточна или все-таки является частью глобального мира и должна жить по его либеральным законам? Чего ждать? Мы отдалимся от мира или мир изменится так, что в новых условиях России станет в нем комфортно?

– Уже понятно, что либеральными методами решить сегодняшние проблемы невозможно, от них уже отказались и США, и Евросоюз. Они говорят, что поступают, как все остальные страны, но это не так. Они создают долги и получаемые из воздуха деньги вкачивают в свою экономику. Если руководство России хочет сохранить экономику страны, в чем, думаю, мы сомневаться не должны, то отказ от ранее широко применяемых либеральных методов практически неизбежен – вопрос лишь в быстроте отказа. И первое, что мы заметим, – это усиление роли государства в экономике.

Чрезвычайная ситуация с вирусом дает возможность принятия чрезвычайных мер, с которыми никто спорить не будет. Цель – уменьшение доли иностранных товаров в продовольствии, в промтоварах, в комплектующих сформулировано давно. Полностью от импортозависимости мы так и не ушли, дефицит медицинских масок это прекрасно показал. Значит, задача собственного производства всех значимых для страны товаров будет решаться более настойчиво, и это правильно – любую чрезвычайную ситуацию, возникшую не по нашей вине, нужно уметь использовать с выгодой для себя.

По сути из кризиса, как и из мировой войны, есть два выхода. Первый – оказаться проигравшим, на которого спишут все убытки, повесят все обвинения и за чей счет победители станут решать свои экономические проблемы. И второй – стать победителем, несмотря на потери и затраты. И тогда вы получаете новую зону влияния, используете ресурсы проигравших и в целом выходите из ситуации усилившимся, а не ослабевшим.

Мы внуки победителей, мы должны быть победителями.

Николай Стариков

Беседовал Алексей Песков

Газета «Военно-промышленный курьер», опубликовано в выпуске № 13 (826) за 7 апреля 2020 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал размещён правообладателем в открытом доступе

Источник: vpk.name